Израильский гематолог рассказал, как изменится лечение болезней крови в ближайшем будущем

0
81

фотогалерея

КИЕВ. 6 декабря. УНН. На наших глазах в лечении онкогематологических заболеваний происходит настоящая революция. Новые препараты дают гораздо более широкие возможности для достижения успешного результата. Об этом заявил экс-президент Израильского общества гематологии и трансфузиологии, руководитель онкогематологического направления Больницы израильской онкологии LISOD профессор Моше Миттельман.

Цитата

“Лечение сейчас нельзя даже сравнивать с тем, что было 10-15 лет назад. Конечно, при многих патологиях мы все еще применяем химиотерапию, поскольку пока нет опций лучше. Но появляется все больше препаратов биологической терапии, которые более эффективны, менее токсичны, вызывают меньше нежелательных побочных действий. Именно такие лекарства ведут нас к новой эре лечения онкогематологических заболеваний.

Биологические препараты позволяют нам использовать новые сценарии и стратегии терапии. Некоторые из этих препаратов — антитела, направленные на определенные цели. Другие — молекулы, которые могут распознавать специфический материал — белок на клетке рака — и благодаря этому атаковать ее.

Не нужно быть экспертом, чтобы понять контраст с химиотерапией. Она стремилась уничтожить все, но здоровые клетки могли восстановиться от такого воздействия, а клетки опухоли погибали. По моему мнению, химиотерапия умирает, уходит в прошлое: она замещается более безопасными и одновременно целенаправленными лекарствами.

Биологические препараты — „умнее“. Это своего рода маленькие „ракеты“, которые атакуют только злокачественные клетки. Соответственно, их эффективность существенно выше”.

Дополнительно

Установлению правильного диагноза в онкогематологии следует уделять особое внимание, ведь от этого зависит общий результат.

Первый и обязательный шаг — клинический осмотр специалистом и беседа с пациентом, выяснение семейного и личного анамнеза. Информация, которую дает пациент, — невероятно важна. Далее — исследование показателей крови, в частности, биохимических.

Затем — в соответствии с ситуацией рекомендуются другие методы. К примеру, биопсия. Сейчас это не просто рассмотрение образца под микроскопом: применяются разнообразные техники окрашивания в патогистологическом исследовании, выявляются новые цели. Идентифицируются специфические антигены, свойственные определенной злокачественной патологии.

Еще одним важным этапом является применение методов визуализации. Они также очень изменились, и речь идет не только о рентгенологических или радиологических исследованиях. Мощные ультразвуковые исследования, ПЭТ-КТ, МРТ могут продемонстрировать все очаги возникновения патологии и места, где болезнь ведет себя наиболее агрессивно.

А еще проводятся генетические тесты. Практически у каждого пациента есть свои мутации, делающие болезнь уникальной. Нужно идентифицировать их, ведь чем лучше знаешь потенциальные цели, тем лучше удается подстроить лечение под каждого отдельного пациента — выбрать персонализированную терапию. Таким образом, в будущем каждый раз будет создаваться индивидуальный план лечения, как сшитый на заказ костюм для того или иного человека. В LISOD так происходит уже сегодня — мы не назначаем одно лечение при одинаковой патологии, а исходим из потребностей и особенностей конкретного пациента.

К теме

Лечение онкологических и онкогематологических заболеваний — это командная работа. Концепция, что один человек знает все, — нонсенс. Наилучших результатов лечения можно достичь, когда пациентом занимаются специалисты разных специальностей.

В LISOD каждый клинический случай рассматривает мультидисциплинарный консилиум врачей. При онкогематологических заболеваниях в таких обсуждениях принимают участие не только гематологи, но и клинические онкологи, радиотерапевты, химиотерапевты. Учитываются мнения всех специалистов и рекомендации международных медицинских протоколов. Таким образом выбирается оптимальная тактика лечения, в которой каждый шаг взвешен и на своем месте. Это еще одно проявление персонализированной терапии.