Воскресенье, 24 января, 2021
7 C
Киев

К прочтению

В Беларуси бастующих сотрудников гостелерадиокомпании заменили работниками Russia Today – СМИ

17 августа сотрудники Белтелерадиокомпании вышли на забастовку с требованием признать недействительными выбора президента. 19 августа бастующие работники БТ стали сообщать, что их заменили на...

В Минске протестующие прошли Маршем героев. Видео

13 сентября в Минске состоялся Марш героев, участие в котором приняли | Сегодня 23.47 | комментариев: ...

Европарламент требует «значительно более жестких» санкций ЕС против ближайшего окружения Путина

Депутаты Европарламента призвали страны ЕС ввести санкции против российских олигархов и ближайшего окружения президента России Владимира Путина, потребовали немедленно освободить Алексея Навального и прекратить...

В Беларуси выпустили из СИЗО еще двух фигурантов дела IT-компании PandaDoc

Главный бухгалтер белорусской компании IT-компании PandaDoc Юлия Шардыко и HR Владислав Михолап выйдут из СИЗО под подписку о невыезде. 11 октября, после приезда в...

Российский драматург Гельман: Наша семья состояла из 12 человек. К концу зимы 1942 года в гетто выжили только я и папа

Советский и российский драматург Александр Гельман рассказал в интервью основателю интернет-издания

|
Сегодня 17.23 | комментариев:

Гельман: Нельзя, чтобы в этом возрасте мальчик видел столько трупов, столько смертей

Советский и российский драматург Александр Гельман в интервью основателю интернет-издания «ГОРДОН» Дмитрию Гордону рассказал, что в 1940-х годах в еврейском гетто и по дороге к нему умерла почти вся его семья. 

Гельман родился в 1933 году в бессарабском селе Дондюшаны (тогда – Королевство Румыния, сейчас – Молдова). Согласно Договору о ненападении между Германией и Советским Союзом (известен как пакт Молотова – Риббентропа) от 1939 года, Бессарабия попадала под советскую сферу влияния.

«Но это длилось недолго, меньше года, по-моему. И в одну ночь не стало никого. Это уже был 41-й год. И пришли румыны обратно. Но уже не одни, а вместе с немцами… Немцы появились на мотоциклах. Они давали конфеты детям. И вообще было немножко радостное впечатление, – вспомнил Гельман. – Но через некоторое время все стало мрачно. Собрали всех евреев в один двор. Собирали румыны – румынские коменданты, румынские власти. Румынский солдат, который пришел к нам, сказал маме: «На всякий случай, если у вас есть какие-то драгоценности, возьмите с собой». Мама взяла. Не бог весть что у нее было, но какие-то были кольца. Конечно, это был какой-то плохой сигнал, но мы поехали. Переночевали в этом дворе прямо на улице. И утром построили всех – и повели. Не сказали куда. Было выделено две подводы. Потому что были старые люди, которые не могли сами ходить. В том числе моя бабушка Цюпа. Ее тоже посадили на подводу».

Колонна отправилась в Бершадь Винницкой области. Там было создано гетто, куда свозили евреев из Бессарабии и Буковины (расстояние от Дондюшан до Бершади – около 200 км). 

«По пути уже начались смерти в моей семье. Первым умер братик. Незадолго до войны мама родила мальчика, но у нее молоко кончилось… В общем, он умер, когда мы перешли Днестр. В этот же вечер умерла одна пожилая женщина. С трудом нашли какие-то лопатки, я помню, – выкопали могилу. Положили женщину и ей на грудь положили моего братика – закопали», – рассказал Гельман. 

Потом по дороге умерла его бабушка Цюпа.

«Это уже на Украине. По-моему, это был Ямполь в Винницкой области. Мы там ночевали в каком-то помещении – оно было такое большое, высокое. Может быть, это была синагога. Я не могу точно сказать. Дальше подвод уже не было. Бабушка была в очень плохом состоянии. И офицер румынский, который руководил этим, сказал: «Мы можем или пристрелить ее, или пусть остается». Мы воды какой-то достали (но бабушка уже сама не могла даже взять что-то – лежала абсолютно беспомощно) и ушли. Конечно, она умерла через какое-то время. Я надеюсь, какие-то люди ее похоронили», – сказал Гельман.

Он вспомнил, что украинская часть пути до Бершади «была тяжелой во многих отношениях».

«Особенно было тяжелым полное равнодушие окружающих людей, когда мы проходили через деревни, через какие-то населенные пункты. Не было того, чтобы нам выносили какую-то еду… Были только случаи, когда были готовы поменять, скажем, золотое кольцо на полбуханки хлеба. Это было связано, может быть, с тем, что люди знали, что за помощь наказывают. Но я должен сказать, что когда мы шли по Молдавии, нам выносили какую-то еду – молоко в бутылочке, еще что-то. Без разговоров, без каких-то сочувственных речей. Просто отдавали и уходили. Офицеры особенно не запрещали. Ну, как-то закрывали на это глаза», – сказал драматург.

К Бершади колонна добралась ближе к зиме, поселили прибывших «в каком-то полуподвале».

«Там были нары. И в этом полуподвале нас было несколько семей. Наша семья состояла из 12 человек. Нет, уже из 10, я извиняюсь. И другие семьи. К концу зимы, к марту [1942 года], нары были пустые. Почти пустые. Остались я и папа. От одной семьи – вообще никого», – вспомнил Гельман.

Его мать Мани Шаевна Гельман умерла в гетто.

«У мамы был какой-то нарыв в ухе. Это жуткая боль. Она умерла вот так, лежа на нарах. Папа чего-то бегал куда-то, искал… Мужчин на работу возили в маслобойку, и там давали с собой кусок макухи (остатки семян масличных растений после выжимания из них масла. – «ГОРДОН»). Он привозил ее еще теплую. И мы ее ели. Мама не могла это есть. Вообще не ела ничего. Она умерла. Но до этого и другие родственники умерли. Она умерла где-то… Ну, была не последней из умерших, но ближе к последним. И трупы убирали раз в неделю, раз в 10 дней. И мама мертвая лежала рядом со мной: с одной стороны она, с другой – папа. Несколько дней. Был запах определенный… Потом папа вынес ее труп. Там была некая прихожая. Но там уже были другие трупы. Пришлось положить маму как-то головой на другую женщину. В общем, это был кошмар», – сказал Гельман.

В целом из около 20 человек, которых поселили в подвале в Бершади, выжило трое или четверо, отметил он. 

«И условия были такие, что там не было туалетов – надо было выходить на улицу. И чтобы выйти пописать, надо было переступить через трупы, которые в проходной лежали. То есть, конечно, это было ненормально. Я даже не могу сказать, как это на меня воздействовало… Но там было столько… Нельзя, чтобы в этом возрасте мальчик видел столько трупов, столько смертей, – сказал драматург. – Где-то в середине моего пребывания в гетто мне уже казалось, что другой жизни нет, что есть только эта. И я ее воспринимал как нормальную. Я уже не рыдал, не удивлялся. Я играл по возможности, я хотел есть всегда. Но у меня не было ощущения, что что-то может измениться».  

Интервью с Гельманом выйдет сегодня на YouTube-канале «В гостях у Гордона». Трансляция начнется в 18.00

ВИДЕОВидео: В гостях у Гордона / YouTube

После войны Гельман с отцом вернулся в Дондюшаны, где он доучился в школе, затем поступил в профтехшколу трикотажников в Черновцах. В 1954 году окончил Львовское военное училище, после него шесть лет служил на флоте. В конце 1950-х годов во время службы на Камчатке начал публиковать рассказы и очерки.

В 1960 году переехал в Кишинев, работал фрезеровщиком на заводе, параллельно учился на заочном отделении Кишиневского государственного университета. Не окончив учебу, в 1963 году переехал в Ленинградскую область. Вначале работал там диспетчером на строительстве крупного нефтеперерабатывающего завода в городе Кириши, спустя три года перешел в журналистику. Работал в местных газетах, в это же время занимался драматургией. В 1978 году переехал в Москву, где тесно сотрудничал со МХАТом. В этом театре поставили спектакли по семи пьесам драматурга.

В 1989 году был избран народным депутатом Верховного Совета СССР от Союза кинематографистов.

Среди самых известных пьес Гельмана – «Протокол одного заседания», «Обратная связь», «Наедине со всеми», «Скамейка». По сценариям драматурга было поставлено несколько фильмов, в частности «Премия» (1974). За эту работу Гельману была присуждена Государственная премия СССР. 

Другие Новости

Последние

Степанов оценил эффект январского «локдауна»: говорит, ситуацию стабилизировали

Максим Степанов КИЕВ. 24 января. УНН. Благодаря жестким карантинным ограничением с 8 по 24 января в Украине удалось стабилизировать ситуацию с распространением COVID-19 и...

Следком РФ открыл четыре дела о применении насилия к полицейским во время протестов в Москве

В Следственном комитете РФ, что 23 января по городу Москве возбуждено четыре уголовных дела по факту применении насилия к представителю власти. ...

Ударил соперника палкой. Сборную РФ дисквалифицировали после скандала на Кубке мира по лыжным гонкам

Российский лыжник Александр Большунов ударил палкой спортсмена сборной Финляндии на финальном этапе эстафеты на Кубке мира по лыжным гонкам. После финиша россиянин наехал на...

Исландец, который первый в мире перенес операцию по пересадке двух рук, записал первое видео из клиники

48-летний исландец Феликс Гретарссон хорошо перенес операцию по трансплантации рук, спустя девять дней после пересадки серьезных осложнений не было сообщили врачи. Этот...

«Минус одна женщина». Симоньян прокомментировала действия силовиков во время разгона акций протеста в РФ

Российская пропагандистка Маргарита Симоньян поддержала действия силовиков во время акций протеста в поддержку оппозиционного политика Алексея Навального, состоявшихся 23 января. "То, как отработали сегодня,...

В России зарегистрировали петицию с требованием снести дворец Путина

Жители Геленджика заявили, что дворец президента РФ Владимира Путина находится на "запретной территория для построек". Этот материал можно прочитать и на украинском языке ...

В Израиле начали прививать от коронавируса старшеклассников

В Израиле из 9 млн населения страны 2,5 млн уже получили вакцину от коронавируса. Этот материал можно прочитать и на украинском языке ...