Вторник, 16 апреля, 2024
21.8 C
Киев

К прочтению

ГлавнаяВойна в УкраинеИталия не перейдет на сторону путина, но может помочь рф: политолог спрогнозировала...

Италия не перейдет на сторону путина, но может помочь рф: политолог спрогнозировала последствия выборов

В комментарии «Телеграфу» Олеся Яхно-Белковская оценила шансы на раскол в ЕС после триумфа ультраправых

После отставки Марио Драги в Италии 25 сентября 2022 года состоялись внеочередные парламентские выборы. На сегодняшнее утро, по предварительным подсчетам голосов, во время выборов побеждает Правый альянс Италии. Три его основные партии возглавляют Джорджия Мелони (FdI), Маттео Сальвини (League) и Сильвио Берлускони (Forza Italia).

«Телеграф» поинтересовался у политолога Олеси Яхно-Белковской, какие возможные последствия и риски для Украины могут быть после столь резонансных результатов выборов на Апеннинах.

— Почему в Украине так внимательно следили за итальянскими выборами?

— Эти выборы привлекают внимание тем, что чуть ли не впервые с периода еще Бенито Муссолини (итальянский политический деятель, журналист, фашистский диктатор Королевства Италия с 1922 по 1943 гг., руководивший Национальной фашистской партией, — авт.) к власти придет права коалиция. Настолько уж правая. Мы уже знаем предварительные результаты выборов, которые подтвердили социологические опросы и показывали, что правый блок набирает 40% и более, в диапазоне до 49%. А левый блок, который тоже активно участвовал в выборах, набирает где-то 25-29%. То есть, результаты правой коалиции прогнозировались и подтвердились. В нее войдут эти три политические силы — партия «Братья Италия» во главе с Мелони, которая, собственно, и претендует на должность премьер-министра; партия «Лига» Сальвини и политсила «Вперед Италия» Берлускони.

Конечно, за этими выборами все наблюдают, потому что триумф — за правой коалицией. Мы привыкли, что правые коалиции есть, например, в Венгрии. Мы видим, какую политику проводит тот же премьер-министр Виктор Орбан. В то же время мы следили, что предыдущее итальянское правительство во главе с Марио Драги было действительно проактивным по отношению к противодействию россии. Даже более активным в проблемных вопросах, чем германский лидер или президент Франции. То есть, он очень четко определил свою позицию по отношению к россии и путину.

Поэтому такое изменение власти, конечно, и в самом Европейском Союзе вызывает опасения. В частности, что Италия, третья экономика внутри ЕС, пересмотрит свой внешний курс. Однако не думаю, что следует ожидать кардинального разворота итальянцев.

— Но ведь были скандальные заявления лидеров этих партий по «российскому вопросу»…

— Действительно, если посмотреть высказывания этих трех политических сил, то Мелония делала различные заявления, которые носили и евроскептический характер, и другие характерные высказывания для ультраправых политсил. Но после вторжения путина в Украину она осудила агрессию, выступает за поддержку всех санкций против россии, выступает и поддерживает все действия НАТО (относительно войны).

Но две другие политические силы (участницы коалиции) в определенной степени непрогнозируемые. Они, конечно, смягчили свою риторику (тот же Сальвини раньше называл путина другом, носил футболку с президентом рф, периодически летал в россию и т.д.). Берлускони вообще тоже считается «другом путина». В преддверии выборов он дал странное интервью, в котором сказал, что, мол, путина просто подтолкнули к этой войне. Что тот просто хотел смены украинского руководства, а не войны против всей Украины. То есть довольно странное заявление.

Поэтому сохраняются все-таки опасения по поводу этих двух участников коалиции в плане того, что политика Рима может быть более мягкой. А также что коалиционеры, как прогнозируется, во главе с Джорджией Мелони не смогут проводить курс предыдущего правительства. Именно из-за более мягкой позиции двух других участников объединения.

— Какие риски для Украины это несет?

— Не считаю, что сегодня любая страна ЕС решится на что-нибудь радикально противоположное. Даже если там случаются досрочные выборы. На что, кстати, и делает ставку россия, которая считает, что под давлением экономических проблем, вызванных вопросами энергоресурсов, могут быть досрочные выборы и придут правительства, которые будут точно менее четко настроены по отношению к кремлю, которые будут иметь большие евроскептические настроения. Это традиционно для ультраправых и ультралевых и не только в Италии, но и в других странах (где нет досрочных выборов). Но там они становятся со временем проактивнее, как это произошло в Германии. Это один из примеров.

— Почему Италия на уровне ЕС не превратится, скажем, в «вторую Венгрию» в вопросе войны рф против Украины?

— Вряд ли можно прогнозировать риск, что после полномасштабного вторжения в Украину, когда путин угрожает миру ядерным ударом, какая-то страна ЕС развернется кардинально, начнет делать какие-то абсолютно пророссийские/пропутинские вещи. Но существует риск того, что может все-таки усилиться какая-то доля евроскептических настроений, традиционных для правых, иногда вообще выступающих за выход из европейских институций. И таким образом сводить к уменьшению их единства внутри конкретной страны, а значит, и на уровне ЕС в целом. Или погрузить страну во внутренние дискуссии. Такое может случиться.

Следовательно, данный сценарий может повлиять на то, что снизится активность в санкционном законодательстве. Ведь сегодня перед многими странами стоит вопрос внутреннего законодательства, как арестованные российские активы конфисковать. Для этого нужно принять отдельные законы. Поскольку это разные процедуры: арест — заморозка имущества, которым никто не может пользоваться. А конфискация — когда происходит их изъятие и передача в пользу Украины.

— Каких же позывных результатов можно ожидать после выборов в Италии?

— Позитивом будет, что продолжится такая поддержка Украины, как была. А негативом будет то, что просто могут усилиться евроскептические настроения и появится такая позиция, что, мол, «да, россия является агрессором (мы все это знаем, не подвергаем сомнению), но с санкциями надо быть осторожными».

Тем более что, учитывая предварительные результаты, около 25% набирает партия Мелони, но все равно существенное количество (голосов — ред.) сосредотачивается в двух других партиях. И в принципе блокировать решение, если две другие политсилы объединятся, они смогут. Поэтому определенный риск существует. Мы также ожидаем некоей определенности, которую мы раньше также ожидали от Германии, от Франции. Поскольку эти три страны обычно сильно влияют на позицию внутри всего блока.

Думаю, за ситуацией в Италии обычно пристально наблюдают не только в Украине, но и в самом ЕС. Потому что такой правой коалиции не было давно. Уверена, что европейцы будут всячески делать, чтобы Италия воздерживалась от евроскептических настроений.

— Как можно спрогнозировать, какой все-таки курс выберет новый глава итальянского правительства?

— Сама Джорджия Мелони, кстати, тоже делала совершенно разные заявления по своему содержанию. Это уже позже она от Муссолини даже открестилась. Но вторжение путина заставило многое пересмотреть. Считается, что такие ультраправые или крайние левые партии традиционно больше концентрируются на внутренних проблемах своих стран. Поскольку они всегда говорят (собственно и сама Мелони такое заявляла), что мы не против ЕС, но мы за особую большую роль и т.д.

Таким образом они в большей степени сосредотачиваются на внутренних вызовах. Но сейчас это не то время, когда можно исключительно на этом сконцентрироваться. Балансировать все равно придется. Следовательно, все поэтому с большим интересом и ощущением непрогнозируемости ожидают, что будет происходить в Италии дальше. Повторюсь, те же Сальвини и Берлускони считались достаточно близкими людьми для россии. Они делали едва ли не самые громкие (если не брать Виктора Орбана) резонансные заявления.

— Почему еще выборы в Италии оказались в эпицентре внимания?

— Италия так важна потому, что она (как Франция и Германия) имеет многолетние тесные связи с рф. Просто у каждой страны своя специфика. В Италии связи были тесными, в том числе информационно. Мы видели, что многие интервью российских пропагандистов и политиков появлялись в итальянских СМИ (в частности, лаврова, пескова и др.). Что потом становилось предметом расследований, почему они имеют такой доступ. Итак, Италия еще очень информационно была поглощена. Сейчас все в Европе будут наблюдать, какой будет итальянская политика, как она будет развиваться дальше.

Кстати, тоже существует риск, связанный с тем, что в Италии раньше часто были досрочные выборы. У них это так сложилось исторически. Но учитывая, что якобы в новой коалиции все правые, но две политсилы со временем могут по отдельным вопросам занимать определенную свою отдельную позицию. Это может опять же впоследствии привести к новым выборам.

— Какова вероятность того, что после выборов в Италии политическая ситуация там стабилизируется с учетом войны в Украине?

— Подчеркну, как определенный вывод, что не ожидается такого публичного пересмотра курса вроде того, чтобы кто-нибудь из победителей выборов в Италии вышел и сказал, «Мы за россию!». Такого априори не может быть на этапе полномасштабного вторжения. Ведь даже во Франции Марин Ле Пен публично не поддерживает войну. Но победители выборов могут сконцентрироваться на внутренних проблемах, чтобы смягчить антироссийскую политику.

Это снова может приводить к досрочным выборам, что означает: Италия будет снова погружена в процессы, связанные с развитием новых политических конфигураций.

Напомним, ранее «Телеграф» уже сообщал, что у партий-фаворитов выборов разные политические позиции по нескольким важным вопросам. Один из них касается Украины и войны. Мелони, которая может стать первой женщиной премьер-министром Италии, высказывалась в поддержку жесткой линии по отношению к россии, обещала сохранить как санкции, так и продолжить поставки оружия в Украину. Ее соратники для правых сил были не столь категоричны.

Теги: #Италия #Вибори #Олеся Яхно #Джорджия Мелони

Другие Новости

Последние