«Жду выговора с формулировкой «широко улыбался, хотя по распорядку дня было время страдать». Навальный написал из колонии

0
25

Находящийся в колонии российский оппозиционер Алексей Навальный заявил, что выговоры ему выносит дисциплинарная комиссия из семи человек.

Навальный: Получаешь два выговора и можешь уехать в ШИЗО, а штука эта неприятная, условия там близки к пыточным

Находящийся в колонии российский оппозиционер Алексей Навальный не исключает, что может оказаться в штрафном изоляторе. Об этом он написал в Facebook 29 марта.

«В российских тюрьмах есть два основных взыскания: выговор и водворение в ШИЗО. Получаешь два выговора и можешь уехать в ШИЗО, а штука эта неприятная, условия там близки к пыточным. В моем портфолио плохого парня уже есть: признан склонным к побегу в «Кремлевском централе»; четыре выговора за две недели в СИЗО «Кольчугино»; шесть выговоров за две недели в ИК-2 «Покров», – отметил Навальный.

По его словам, на рассмотрении сейчас также около 20 рапортов.

«Встал с кровати на 10 минут раньше команды «подъем»; отказался выходить на зарядку, сказав начальнику отряда: «Пойдемте лучше кофе попьем»; отказался смотреть видеолекцию, назвав ее идиотской; на встрече с адвокатами был в футболке (не шучу). Жду выговора с формулировкой «широко улыбался, хотя по распорядку дня было время страдать», – написал оппозиционер.

Он отметил, что выговоры ему выносит дисциплинарная комиссия из семи человек.

«И когда они отчитывают меня, сидя под портретом [президента РФ Владимира] Путина, я вспоминаю, как в школе меня отчитывали на педсовете. Очень похоже. «Не спорь, Навальный, с учителем истории, он лучше все знает. Те, кто много спорит, идут по наклонной и рано или поздно оказываются в тюрьме». Что характерно, они были правы! Не нарушайте правил… Но все-таки обязательно немножечко нарушайте!» – резюмировал Навальный.

https://www.facebook.com/navalny/posts/4246991561986561

25 марта в исправительной колонии №2 города Покров Владимирской области Навального посетили его адвокаты. В частности, адвокат Ольга Михайлова рассказала, что у политика отнимается правая нога, из лекарств ему дают мазь и таблетки ибупрофена. Жена Навального Юлия рассказала, что у адвокатов отобрали записку, в которой были упражнения со специальной гимнастикой, облегчающей боль.

Сам политик рассказал, что у него сильно болит спина, отдельные участки правой ноги потеряли чувствительность, а медпомощь в колонии не оказывают. «Неделю назад смотрела меня тюремный врач и стала давать две таблетки ибупрофена, но диагноза я так и не знаю», – отметил оппозиционер.

27 марта в колонии Навального побывали члены общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Владимирской области. После визита они рассказали, что оппозиционер попросил оказать содействие в получении уколов диклофенака для снятия болевого синдрома. «При этом он продолжает ходить самостоятельно. Других пожеланий высказано не было», – отметил глава ОНК Вячеслав Куликов.

Навальный с августа 2020 года проходил лечение и реабилитацию в Германии после отравления боевым веществом класса «Новичок». Самолет, на котором он летел из Томска в Москву, экстренно сел в Омске 20 августа из-за ухудшения состояния политика. Навальный вначале находился в больнице в Омске, а 22 августа его доставили в берлинскую клинику «Шарите». Политик был в коме 18 дней. Оппозиционер считает покушение на себя террористическим актом, организованным ФСБ по приказу президента РФ Владимира Путина.

Навальный вернулся в Россию из Германии 17 января 2021 года. Сразу после возвращения его задержали в аэропорту Шереметьево по делу «Ив Роше» и арестовали на 30 суток (в рамках дела он получил условный срок и должен был отмечаться у следователей, но не делал этого из-за лечения в Германии).

Симоновский суд Москвы 2 февраля на выездном заседании в Мосгорсуде заменил Навальному условный срок на реальный по делу «Ив Роше». С учетом времени, проведенного под домашним арестом, политик пробудет в колонии общего режима два года и 6,5 месяца.

В конце февраля Навального этапировали в колонию во Владимирской области. Он отметил, что российская тюремная система смогла его удивить. «Не представлял, что можно устроить настоящий концлагерь в 100 км от Москвы», – написал политик.